Интервью

(no subject)

- Я с трудом могу себе представить человека, который мечтает быть ассенизатором...
- Он, может быть, и не мечтает, но его никто никогда не опускал так низко, как сейчас. Страны, которые понимают, что нужно делать, этим ассенизаторам предлагают очень сильные бонусы. На параде в Нью-Йорке я был потрясен, когда после полицейских, у которых очень красивая парадная форма, пожарных, у которых еще более красивая парадная форма, появились люди в немыслимо красивой парадной форме. И выяснилось, что это идет отряд нью-йоркских ассенизаторов... Несколько раз в год, когда проходит парад в Нью-Йорке, этим людям дают такой маленький подарочек. В Советском Союзе это понимали, устраивая День учителя и День медицинского работника - эти праздники давались людям, которым государство недоплачивало, но понимало важность их труда. Людям необходимо иметь высокую самооценку и ощущать уважение к себе как со стороны других людей, так и от общества и государства.

Про полеты

Весной 2011 г. сперва Владивосток, потом Петропавловск и Южно-Сахалинск были переведены на новые правила. Тогда 82 человека с Боинга-767 написали заявления с просьбой не планировать их на эти рейсы в минимальном составе, потому что не могут обеспечить безопасность полёта в течение всего длительного рейса. Тогда руководство тех, кто написал заявление, отправляло в рейс втроём, а кто не написал — летали по двое. Позже уже в приказном порядке стали отправлять вдвоём, прямо в задании писали, что летят двое. Полгода так летали только эти три рейса, а потом добавили Сеул, Шанхай, Гонгконг, Ханой, Хошимин и, наконец, все дальние рейсы оказались без усиления, кроме Америки. По американским правилам свыше восьми часов нужен третий лётчик. Они сказали: попробуйте прилететь сюда вдвоём — арестуем самолёт. Так что теперь в Нью-Йорк летают втроём, а в Токио — вдвоём, хотя лететь дольше.

(no subject)

Толстая о войне и мире

И не только. Чумовое совершенно интервью.

— Я видела обе волны — волну появления интереса к нам и спада этого интереса. Первая была связана с якобы демократическими преобразованиями, потому что американцы чудовищно индоктринированы в этом отношении. Они до сих пор верят, что демократия существует, что это лучшая из схем существования общества и что это всем ясно, просто некоторые люди бродят во тьме, но стоит им только объяснить, и солнце воссияет. Они пытались навязать это Ираку, сейчас будут навязывать Сирии и Египту. Они совсем не понимают разницы между культурами. Еще в 1950 е Исайя Берлин писал, что американская мысль не выносит парадокса — в отличие от европейской, которая на парадоксе построена. Поэтому американская философия — это нонсенс.
Они легко ведутся на простые ясные вещи; там вообще такое постоянное стремление к упрощению. Они, конечно, дают друг другу дышать, там масса замечательного, но мне такое замечательное не нужно, мне с ним тоскливо. И для совсем свободного духа там всюду стоят препоны, потому что свободный дух все-таки любит немного другую среду обитания.
Так вот, они полюбили нас — или думали, что полюбили — когда пришел Горбачев, который был пропиарен как лидер, принесший свободу, демократию и все прочее. Они решили, что теперь мы заживем как люди, перестанем угрожать им атомной бомбой, и можно будет засыпать свои бункеры — у некоторых они до сих пор есть, что мы наконец-то перейдем на латиницу…